Рогатая проблема сахалинской лесотундры

29 октября 2019 г.

91

Агроновости Мясо Рогатая проблема сахалинской лесотундры
Коренным образом — ничего

Дикие северные олени жили на Сахалине всегда, а домашние появились в XVIII веке, когда на остров перекочевали со своими стадами эвенки и уильта (ороки) с материка.


В советские времена в совхозе «Оленевод», центральное отделение которого находилось в селе Виахту, содержалось до 15 тысяч домашних животных. Правда, это в лучшие времена. Антропогенное воздействие на пастбища — лесозаготовки, нефтеразработки и т.д. — постепенно уменьшали кормовую базу. Тем не менее домашних оленей на севере острова было несколько тысяч, и немного поменьше — диких. Труд оленевода был почетен и сопровождался государственными наградами.


Потом Советский Союз развалился. Совхоз тоже. На его развалинах в селе Вал, где находилось еще одно отделение хозяйства, был организован национально-производственный кооператив «Валетта».


Но со временем и его производственная деятельность сошла на нет. Если в 1994 году стадо домашних оленей на острове насчитывало 2669 голов, то в 1999 году — уже 1788 голов, а еще через 10 лет — всего 164 оленя.


Еще тогда власти задумались о сложившейся ситуации. Оленеводство — один из традиционных видов деятельности коренных малочисленных народов Севера, в том числе и на Сахалине. А это означало, что его надо было поддерживать. Поэтому мероприятия  по увеличению поголовья домашних оленей были включены в областную целевую программу «Развитие сельского хозяйства на 2008 – 2012 годы».


Но коренным образом ничего не изменилось. Разве что «Валетта» прекратила свое существование, а оленеводы вошли в состав родового хозяйства уильта «Юктэ».


Впрочем, был еще один важный момент. В рамках долгосрочной целевой программы устойчивого развития КМНС, которая должна была действовать с 2012 по 2016 год, оленеводам выплачивалась субсидия на питание во время кочевий.


Но в 2014 году система поддержки претерпела изменения. Были приняты госпрограммы, которые должны были соответствовать четко определенным критериям эффективности. А стадо домашних оленей постепенно сокращалось, то есть, бюджетные средства как раз расходовались неэффективно. В других регионах оленеводы брали на себя обязательство производства мяса, числились сельхозпроизводителями и, соответственно, поддерживались. У нас такого не было, а потому финансирование фактически прекратилось.


Оставалась только благотворительность…


Это просто пародия

В ноябре 2016-го на остров для «Юктэ» за счет средств компании «Эксон нефтегаз лимитед» привезли 30 северных оленей из Якутии: 26 самок (важенок) и четырех самцов (хоров). Этим решалась проблема не только пополнения стада родового хозяйства, но и его омоложения, поскольку неконтролируемое близкородственное скрещивание уже начало приводить к вырождению животных. Правда, завозные олени гораздо мельче сахалинских, но специалисты говорили, что все будет в порядке.


В конце прошлого года «Эксон нефтегаз лимитед» профинансировал доставку на остров еще 30 голов.


Проблема все равно не решена. Сейчас в «Юктэ» около 130 животных. Однако это по-прежнему не производящее хозяйство,  просто такой образ жизни — люди не могут жить без своих оленей и  кочуют вместе с ними по лесотундре зимой и летом.


В нынешнем году  на Сахалине побывала делегация Ямало-Ненецкого автономного округа во главе с президентом совета ассоциации «Оленеводы мира» Сергеем Харючи. Они съездили со своими коллегами в Вал и сделали крайне неутешительные выводы.


— То, что мы увидели,– это просто пародия на оленеводство, — поделился тогда своими впечатлениями Харючи. — Люди в 40-градусный мороз ютятся в брезентовых дырявых палатках. Так вести хозяйство нельзя. В ситуации с оленеводством на Сахалине мы подошли к красной черте — отступать уже некуда. Хотя на острове абсолютно идеальные условия, например, нет волков, которые являются бичом для оленей. Если мы хотим сохранить коренные народности, то отрасль надо обязательно возрождать.


Спасти самобытность и культуру

После этого к оленеводам выехали депутаты областной Думы и представители областного министерства сельского хозяйства, чтобы увидеть все на месте и разобраться, что можно сделать.


Как заметил после поездки председатель Думы Андрей Хапочкин, действительно, если в экстренном порядке не будут предприняты реальные шаги для сохранения оленеводства на севере Сахалина, то уже через пять-шесть лет область потеряет эту самобытную культуру малочисленных коренных народностей острова окончательно. Правда, сделать это непросто.


Есть предложение пригласить на остров несколько семей из того же Ямало-Ненецкого автономного округа, которые передадут современный опыт кочевой жизни местным оленеводам. Так, кстати, поступают в некоторых других регионах страны. Но кому передавать этот опыт, если оленеводов просто не останется? Их в «Юктэ» всего 8 человек, а молодежь сюда не идет. Потому как денег здесь не платят, только минимальные социальные пособия…


Словом, ситуация у нас совершенно отличается от материка. Например, на Чукотке 15 родовых хозяйств, оленеводством занимаются около тысячи человек. Там может быть и товарное производство оленины, и многое другое. А вот нам бы сейчас сохранить то, что есть.


Кроме того, звучит мнение о том, что стоило бы создать государственное предприятие, куда и перевести существующее домашнее стадо. Это, по крайней мере, стабильные заработки, нормальная организация труда. Вопрос интересный, но спорный. Вряд ли кто пойдет на создание заведомо убыточного предприятия.


Но в любом случае, по мнению депутата Александра Болотникова, должна быть создана законодательная база, определяющая  поддержку сахалинского оленеводства в первую очередь  именно как традиционного образа жизни. В этой связи в областной думе была создана соответствующая рабочая группа.


— Законопроект мы разработали, — рассказал Болотников. — Сейчас идет дошлифовка, досогласование различных моментов. Мы предлагаем на регулярной основе поддерживать оленеводов техникой, выделять им субсидии и гранты. Деньги в масштабах области совершенно незначительные — оленеводов у нас очень мало. Но, возможно, такая поддержка позволит привлечь к нам на постоянное место жительства профессиональных оленеводов из других регионов страны, как это, например, произошло в Корякском автономном округе…


Кстати, по данным областного министерства лесного и охотничьего хозяйства, на северном Сахалине обитают еще около 1800 выживших после браконьерских боен 1990-х годов диких оленей. Но и это стадо постоянно сокращается.